Главное Свежее Вакансии Образование
169 0 В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем

Участок в два десятилетия

В 2013 году Павел КРОПИНОВ представлял столицу на Всероссийском конкурсе Народный участковый. Минуло почти десять лет...

В 2013 году Павел КРОПИНОВ представлял столицу на Всероссийском конкурсе «Народный участковый». Минуло почти десять лет. И вот снова уже подполковник полиции Павел Кропинов, по мнению граждан, оказывается одним из лучших участковых Москвы. При этом несёт службу всё там же, в районе Тёплый Стан, на территории, ставшей для него родной.

У Володи был очень приятный день. А ещё праздник — День народного единства! Ну и пусть, что через три дня. Хороший праздник отметить можно и заранее. Правда, делать это на улице всё-таки не стоило. Так что Володя оказался в участковом пункте полиции.

Интересно посмотреть, как работает Павел Кропинов. Материал уже оформлен, а он ещё общается с человеком. По-доброму, с улыбкой, но не забывая и о словах воспитательных. Володя кивает, Володя раскаивается: «Больше никогда, начальник»... И несмотря на то что Володе теперь придётся оплатить штраф, он уходит от участкового в хорошем настроении.

— Это моё правило — даже нарушитель должен уйти довольным и не держать зла, — говорит Павел Кропинов. — Моя гражданская профессия помогает в общении. До армии я ведь собирался стать учителем физкультуры. Но с четвёртого курса меня призвали в Вооружённые силы. Однако кое-что из преподавания отложилось навсегда. А в работе участкового и учителя основа одна — в первую очередь, уметь общаться с людьми.

— Времена были опасные, когда вы пришли на службу. Близкие за вас не испугались?

— Родственники нормально отнеслись. Благое дело — помогать людям, учить, воспитывать. Могу сказать, что на моей практике не было таких, кто по молодости попался бы на каких-то мелких правонарушениях, а потом превратился бы в преступника. Кое-кто из тех, кто стоял на учёте подростком, конечно, остаётся на моём учёте уже взрослым. Однако это не какие-то рецидивисты. Просто они требуют чуть большего контроля.

— Вы на этом участке уже 20 лет. Сильно он изменился за это время?

— Сказать, что работа стала легче или сложнее, не могу. Она изменилась. Например, в жизнь вошёл электронный документооборот, который пришлось освоить. В своё время здесь работало больше участковых. А сейчас, так как мой напарник сейчас на учёбе, слежу за территорией один. Конечно, когда на участке больше сотрудников, то можно было чаще уделять время общению с гражданами. С другой стороны, стало больше возможностей раскрывать правонарушения благодаря системе «Безопасный город». К тому же наличие повсюду видеокамер само по себе является фактором профилактики.

В целом криминогенная обстановка стала спокойнее, это точно. А значит, органы правопорядка движутся в верном направлении.

— Редко участковый столько лет несёт службу на одной территории.

— Я придерживаюсь мнения, что участкового не стоит лишний раз перекидывать с участка на участок. Он назначается на территорию для того чтобы работать годами. Мне с руководством повезло — оно мне доверяет, и я могу спокойно трудиться на участке, где я знаю всё от и до.

Что это даёт? Я хорошо знаю всех жителей и чётко понимаю, кто и что может совершить. Знаю, к кому надо чаще заходить на адрес и беседовать. Человек тогда поймёт, что ты не забываешь его, что он под присмотром. И глупости совершать не будет.

Я знаю местных работодателей и их вакансии, помогаю устроиться в жизни тем, кто сбился с пути.

Сейчас большую часть преступлений составляют дистанционные мошенничества. Наша задача - объяснить жителям, в первую очередь, пожилым, что не нужно доверять звонкам от незнакомцев, кем бы они ни представлялись. И так как я для местных не чужой, ко мне они прислушиваются. С новым участковым человеку нужно время, чтобы присмотреться. Кто он? Стоит его послушать? А мне найти общий язык, достучаться до любого из моих жителей всегда проще.

Я чётко представляю, какая ситуация и в какой квартире может возникнуть. И если обстановка накалена, сразу понимаю: одному идти нельзя, нужно звонить в дежурную часть и заходить с патрульным нарядом. Само присутствие нескольких людей в форме сдержит агрессию.

— Тёплый Стан притягивает много гостей из ближнего зарубежья. Проблем с нелегальными мигрантами не возникало?

— Нет. Все квартиры, которые сдают приезжим, регулярно проверяем. Сейчас, к сожалению, об обстановке в этих квартирах узнать несколько сложнее, чем раньше. У каждой дежурить не можем — а сколько людей пришло туда ночевать? Раньше помогали бдительные соседи, старшие по подъезду. Теперь всё меньше людей по-граждански инициативных. Самые бойкие жители и надёжные помощники участкового — это старожилы, те, кто приезжал сюда в 70-е годы, когда Тёплый Стан застраивался. Сейчас это бабушки и дедушки, но они по-прежнему, если здоровы, полны энтузиазма. С молодёжью сложнее, на контакт она идёт неохотно. Люди замкнуты, не общаются, обычно даже не знают, кто живёт за соседней дверью.

А ведь от бдительности самих жителей во многом зависит обстановка на территории. Участковый не сможет своевременно узнать о происшествии, о котором никто не сообщил.

Однажды Павлу Кропинову позвонила взволнованная женщина. Прямо на её глазах некий мужчина ловко забрался в окно чьей-то квартиры. Кропинов уже через минуту оказался на месте. Как быть? Полезешь за вором в окно — тот выбежит через дверь, встанешь у двери — заметит, рванёт в окно. Решено было ждать на улице. Вор решил покинуть квартиру так же, как и забрался внутрь. Но снаружи его уже ждал участковый. Злоумышленник рванулся бежать, однако был тут же задержан.

— Своевременное сообщение о проблеме — половина решения, — продолжает Павел Кропинов. — Вот в семье происходит конфликт. Измены, растёт недоверие, всё усугубляется неприятностями на работе. Муж начинает пить. Он ещё не алкоголик. Но никто не обращается за помощью. Ты даже не знаешь, что в благополучной семье что-то изменилось, потому что не можешь быть рядом с каждым из 3200 жителей. А через некоторое время жена пишет заявление, что муж её избил. Но почему же она сразу не обратилась, когда всё начиналось? Участковый придёт, побеседует, разъяснит. Столько таких случаев передо мной было! Я бы чаще стал заходить в семью. Человек сдерживал бы себя, меньше пил и не поднял бы руку на жену. Со временем, может, всё и наладилось бы.

Часто бывает, что подолгу сидишь, как психолог, общаешься с людьми, даёшь выговориться. А у них накипело за год: «Ты это сделал не так», — «А ты в этом виновата». И вот они сидят перед тобой, высказались и смотрят каждый в свой угол, пытаются понять: а нужно ли им вообще быть вместе? Дети ведь тоже страдают от перебранок и драк.

Хуже всего, когда женщина пьёт. Женский алкоголизм — страшный алкоголизм.

А бывает, люди одумываются. Иной раз один раз зайдёшь, поговоришь — и больше не слышно и не видно никакой ругани. Ситуация дошла до пика, ты помог им в этом кризисе. И всё. Они дальше справляются сами. Достаточно показаться сотруднику в форме. И люди понимают: ситуация дошла до края. На самом деле очень часто всё заканчивается именно на этом. На стадии рутинной профилактики.

— Как отдыхаете от работы?

— Раньше выбирался с товарищами в волейбол, в футбол поиграть. Сейчас всё свободное время стараюсь уделить семье. У меня две дочки, 10 и 14 лет.

— Не планируют идти в полицию?

— Пока об этом не говорили.

— А если решат? Отговаривать будете?

— Скажу так: для девушки участковый — это очень сложная профессия. Здесь идёт общение с контингентом, который может девушку всерьёз не воспринять, будет пытаться надавить, даже может дать отпор. А бороться с пьяницей нелегко. Я не имею в виду, что девушка с нашей работой не справится. Просто ей будет в два раза тяжелее.

Но в целом от службы в полиции отговаривать не буду, поддержу. Мне ведь и самому нравится в полиции. У меня уже максимальная выслуга есть, было бы не по душе здесь работать — ушёл бы. Но мне нравится помогать людям.

Газета «Петровка 38»

0
В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем