Главное Свежее Вакансии Образование
😼
Выбор
редакции
853 0 В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем

Дмитрий Завалишин (DZ) о времени и о себе. Часть 1. От FIDO к Интернету

Строго говоря, Интернет технически появился раньше. Его история восходит к сети ARPANET, которая была запущена еще в 1967 году. К слову, наш герой, Дмитрий Завалишин, появился на свет ровно тогда же.

Строго говоря, Интернет технически появился раньше. Его история восходит к сети ARPANET, которая была запущена еще в 1967 году. К слову, наш герой, Дмитрий Завалишин, появился на свет ровно тогда же. Fido существенно моложе: ее история восходит к 1984 году, когда американский программист Том Дженнингс объединил свою электронную доску объявлений (BBS) с принадлежащей его приятелю Джону Мэдилу, который жил в другом конце страны. При этом для связи выделялся час в течение ночи, когда, во-первых, действовал минимальный междугородний тариф, и, во-вторых, количество посетителей BBS минимально. Сеть была названа Fido, как утверждает молва, по кличке собаки Тома Дженнингса. Так что логотипом Fido стала собака с дискетой в зубах.


Однако на территории тогда еще СССР Интернет и Fido появились почти одновременно, на рубеже 80 и 90 годов. «Обе сети пришли в Россию, а, точнее, тогда еще в Советский Союз абсолютно одновременно, где-то в 1990-м. Во всяком случае, в конце этого года были уже и Fido, и Интернет, точнее, „Релком“, как она называлась первоначально. Разумеется, о массовом их использовании речи не шло, — о них знало буквально несколько человек по стране. Но к концу 1990-го я был подключен и к той, и к другой, — вспоминает Дмитрий Завалишин. — ФИДО было средой обитания. Эта сеть заменяла нам сегодняшние блоги и форумы по интересам. Все, какие есть. Фактически, все виды коммуникаций, какие мы видим сегодня в сети, уже присутствовали в то время в Fido».


Дмитрий Завалишин

Популярности Fido , по мнению Дмитрия Завалишина, и, к слову, не только его, способствовали несколько факторов. Один из них связан с последствиями распада СССР, когда Россия и другие постсоветские страны включились в международные коммуникации. Причем потребность в таких коммуникациях была очень высока, и как раз Fido с его низким порогом входа эту потребность удовлетворяла. «Релком» тоже, но он был коммерческим и, соответственно, серьезно отставал по уровню проникновения. По оценке писателя и блогера Алекса Экслера, перелом в пользу Интернета, по крайней мере, в Москве, произошел к 1997 году. В других городах это случилось еще на год-два позже. Да и в мире количество узлов (нодов) начало медленно, но верно снижаться с 1996 года.

Первый опыт входа в глобальные сети был увлекательным, хотя в самом начале 1990-х Интернет был совсем не таким, как сейчас: «Приехал домой, запустили с друзьями программу, как-то очень быстро разобрались что к чему. Сайтов в нынешнем понимании тогда еще не было, но были так называемые тематические ньюс-группы. В общем, первое письмо которое я написал в интернете, было письмом в ньюс-группу, посвященную музыке, с просьбой прислать мне текст песни „Отель Калифорния“. И — чудо! — часа через два я получил сразу два ответа, причем меня до глубины поразило, что они пришли реально из Америки. Работает!».

Тем не менее, Fido существует до сих пор. Во многом благодаря тому, что удалось организовать обмен данными между сетями. К слову, Дмитрий к этому объединению также приложил руку: первый из таких узлов в России работал на его личном компьютере в течение нескольких лет: «Пару дней попрограммировал, и у меня получилось то, что называется, гейт между Fido и Интернетом. Испытал его на друзьях, — все работает, все довольны. А потом мы с Рыжковым подумали: может быть, всех подключить, а не только друзей? Для этого, по факту, нужно было только одобрение от „Демоса“, а там главным был Валерий Бардин, можно сказать, основатель рунета. Сергей Рыжков (сотрудник компании „Демос“, — ред.) пообещал нас познакомить, и я поехал. На негнущихся ногах, понимая, что это я еду у коммерческой компании просить доступа для халявного Fido в дорогой платный Интернет. Приехал, объяснил, считая, что меня, скорее всего, сейчас просто выгонят. А Бардин спрашивает: чего от нас-то надо? Да вот, — объясняю, — в таблицах роутинга прописать, что вот такие-то адреса идут на мой домен. Он говорит: и всего-то?! Вообще не вопрос, завтра включим. Это, конечно, чудо было. Я ехал воевать, упрашивать, а мне все — раз! — и само в руки упало. Приехал домой, написал в эхо-конференцию в Фидо, что теперь будем жить по-новому, и процесс пошел. Правда, в течение длительного времени — лет 10 — вся почта ходила через мою домашнюю машину, пока ребята из „Демоса“ не прописали свой собственный гейт». Тем самым пользователи Fido получали доступ к полноценной электронной почте. С другой стороны, и пользователи Интернета при желании могут получать доступ к фидошным конференциям, или «эхам».

Однако на ранней стадии Fido было удобнее. Как вспоминает Дмитрий, фидошники использовал шикарную, по крайней мере, по меркам того времени, программу для чтения и редактирования почты, — Golded, или, на сленге, «голый дед». А в Интернете для чтения писем использовалась малофункциональная и к тому же неудобная в использовании консольная программа. Письма в ней выглядели некрасиво. В итоге тут же появилась идея дополнить Golded возможностью чтения почты и из Интернет.

Дмитрий в итоге стал первым координатором, который занимался эхо-конференциями, и организовал первый в России backbone, который структурировал их работу: «До этого все было несколько хаотично: связь между узлами была организована как попало, из-за этого возникали дубликаты сообщений. Но в конечном счете мы собрались на сисопку — встречу системных операторов узлов Fido, чтобы разобраться как бороться с этой проблемой. И я предложил: давайте, я буду координатором, спланирую некоторую единообразную схему, и мы будем ей пользоваться. Потому что если мы будем планировать каждое «эхо» отдельно, — мы просто убьемся.

Дело в том, что там была определенная сложность: конференции должны были двигаться по графу без циклов, — иначе массово возникали дубликаты сообщений. Мы сперва пользовались цепочечной структурой — такой длинной «кишкой» из узлов-хабов. Все было хорошо, но до последнего узла информация доходила с огромным опозданием. Вся связь тогда была через модемы, по dial-up, созвоны — ночью, и за ночь можно было сделать десяток созвонов, но десятый в цепочке получал информацию уже к утру.

И тогда я придумал систему, которую стали называть «московский блин» — структуру из пяти узлов, каждый из которых был связан с каждым. Она обладала уникальным свойством: все сообщения, которые возникали на одном узле, первым же шагом попадали и на другие. Она была очень высоконагруженная, эффективная, и очень важная для Москвы: Fido в столице прижилось быстро и узлов было много, — по-другому их было не обслужить. Это была большая работа".

Также Дмитрий выступил с инициативой создания так называемой Зоны 7 — выделения России в самостоятельную единицу верхнего уровня, или, в терминах Интернета, создать домен верхнего уровня. Но она была отторгнута, фактически, российское сообщество пользователей Fido отказалось от реальной самостоятельности.

В итоге Дмитрием был сделан неутешительный вывод: «Система, которая отказывается эволюционировать, мертва, и это стало понятно уже тогда. Интернет к тому моменту стал уже настолько всеобъемлюще превосходящим, что о конкуренции речь не шла, и заниматься развитием Fido стало по-хорошему, бессмысленно». Пришло время новых проектов.

ИСТОЧНИК

+1
В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем