Главное Свежее Вакансии   Проекты
351 0 В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем

Spotify в Стокгольме: найти работу и переехать к суровым северянам

Поговорили с бэкенд- и дата-инженером Spotify из Петербурга. Он мечтал о Кремниевой долине, жил в Новой Зеландии, а в итоге переехал в Швецию — и не жалеет об этом.

С чего всё начиналось


Я учился в политехническом университете Петербурга — поступил на кафедру физики полупроводников и наноэлектроники. Через два года стал задумываться, что делать дальше. Ходил посмотреть лаборатории, чем там занимаются, платят ли деньги за стажировки — к сожалению, нет.

В 2007 ещё не было никакого хайпа вокруг IT, никто не говорил о Долине, юникорнах и стартапах. Но люди из индустрии были довольны и увлечены проектами, даже выезжали за границу — от этого было совершенно иное впечатление. Так что я перешёл на кафедру телекоммуникаций и ещё в институте устроился на первую работу.

Компания делала железо для телефонной связи, называлась Протей. На собеседовании перечислили несколько понятий и спросили, знаю ли их. Я ничего не знал. Тогда мне вручили книгу на триста страниц и несколько вопросов: «Когда будешь знать ответы — приходи».

Я проглотил книгу за два дня. Вернулся с ответами, ребята удивились, что быстро разобрался, пригласили к себе. Так я стал инженером техподдержки. Надо было настраивать системы, работать с линуксом и конфигурацией сетей — не на звонки отвечать.

Потом у компании Starsoft открылись школы тестирования и разработки на Java. Вступительное задание сделал, но класс Java был забит, так что я пошёл на тестирование — решил, что лишним не будет. Через пару недель меня заметили и взяли на постоянку тестировщиком: там был большой фреймворк, надо было писать код каждый день, сиквел скрипты, Java-скрипты — в общем, роль техническая.

Ещё через пару лет я попал в Yota — позиция в серверной команде, занимались только бэкендом. Фичи не пилишь, но работа с кодом постоянная.

У меня к тому моменту не было никаких мыслей о переезде: крутой офис, крутая зарплата, крутые задачи. А потом коллега из Yota написал, что переезжает. Я подумал: а что, так можно вообще?

Ходить на работу, а потом внезапно получить оффер из Лондона? Это сильно поменяло взгляд на мир.

Из Yota — в Дино Системс. Там был очень крутой опыт работы с бэкендом, плюс нужно было набирать людей в команду — а значит, хорошо разбираться в задачах, находить баланс между техническим решением и преимуществами для бизнеса. Это формирует определённый образ мышления: понимаешь, какое решение как работает, зачем оно нужно, что стратегически правильно выбрать.

Когда от других людей стали приходить новости, что они уезжают в Штаты, в Канаду работать в Google, Amazon и другие известные компании, я начал задумываться и анализировать. Что это за люди? Как они стали хорошими специалистами? Какой их распорядок дня? Почему у них получается уехать? Мой вывод был такой: они рано приходят на работу, читают и изучают что-то дополнительно, развиваются, знают, к какой цели идут.

На это время пришёлся бум сериалов HBO, многие снимали про жизнь в Америке. И меня затянуло: решил, что это крутая идея, надо ехать в Штаты. Хотелось жить в Калифорнии, казалось, лучше быть не может: крутые компании, которые меняют мир, природа, где можно заняться активным отдыхом, американский акцент. Всё это выглядело привлекательно, вся та массовая культура, которую они пропагандируют в кино. Мне стало ясно, что надо ехать туда.

Неудачный релокейт в США


Дино Системс — американская компания, но релокации в Штаты были единичные — маленькая вероятность, что случится переезд от компании.

У меня был коллега, переехал в Калифорнию работать в Линкедине. Сказал, что если я захочу тоже, он зареферит моё резюме в HR.

Тогда я совсем не понимал, с чего начинать. У меня была какая-то версия резюме — попросил отправить её, он отправил. Но не произошло вообще ничего — со мной никто не связался, не было даже письма с отказом.

Он мне тогда сказал, что если рекрутеры Linkedin не ответят — не останавливайся, подавайся везде, где можешь, во все компании. Делай по двадцать откликов в день, пока кто-то не назначит тебе собеседование — когда-то такой подход сработает.

Совет засел у меня в голове. Поэтому когда ответа от Linkedin я не дождался, то начал понемногу модифицировать резюме и везде его рассылать.

В основном ориентировался на Калифорнию — фильтровал релевантные мне позиции в поиске Linkedin. Было несколько тысяч вакансий — ну я и шёл по порядку выдачи. Формы отклика очень запарные, нужно было заполнять кучу полей, везде регистрироваться — это было безумно долго, но каждый вечер я сидел перед компьютером и просто отправлял резюме.

Еще один неудачный релокейт в США


И вот однажды утром я открыл почту, а там — имейл от Amazon: чувак, давай собеседоваться. Я офигел. Отвечаю, давайте — но они написали, что не успеют сделать американскую визу. У них есть офис в Канаде — хочу ли я в Канаду? В Ванкувер, недалеко от Сиэтла.

Конечно, я согласился.

Это было очень короткое собеседование, потому что к нему я был абсолютно не готов. Нанимающий менеджер звонил по телефону, было ужасно слышно, ничего не понятно, что он хочет. Мы писали какой-то код, а я не понимал, что происходит.

Это собеседование изменило мой подход. Я понял, что надо тренироваться в онлайн-программировании, нужны фундаментальные знания, data structures — потому что у меня не было этих знаний в том виде, в котором ожидали в североамериканских компаниях. Кто-то мне подсказал, и я стал искать курсы по алгоритмам и data structures на Coursera. Просто выбирал самые популярные, а упражнения, которые там делал — складывал на Github.

Последний неудачный релокейт в США


На этот раз мне написал EPAM. Они предложили переехать в США: пара собеседований, и через неделю мне сделали оффер. Но вышла всё та же накладка с получением визы. Нужно было участвовать в визовой лотерее — я не выиграл, мне сказали подождать год и попробовать ещё раз.

Я продолжил отправлять резюме — чаще всего никто не отвечал. Попереписывался с парой компаний: они говорили, что из-за особенностей визовой системы перевезти меня не успеют. Расстроился, работал дальше. У меня накопилось много опыта: писал код, собеседовал людей, был скрам-мастером, пробовал разные направления.

Через год с визой от EPAM история повторилась. Тогда я решил, что хватит сидеть и ждать у моря погоды.

Релокейт в Окленд, Новая Зеландия


Несколько знакомых переехали в Новую Зеландию, и бывшая коллега предложила место там, где работала. Позиция — Automation Technical Consultant в аутсорс-компании. Направление для релокейта выбирал просто: хотел переехать в англоязычную страну Нового света, похожую на Калифорнию.

В Дино Системс звонки с главным офисом происходили на английском, так что проблем с языком не было. Посмотрел новозеландские фото, пообщался с друзьями — и стремительно решил переехать. Когда читал отзывы иммигрантов, конечно, люди описывали много минусов страны. Но я их не замечал, фокусировался только на плюсах и думал:

Ну сколько уже можно думать о релокейте? Пора что-то делать.

И очень быстро — возможно, слишком быстро — согласился. Мы созвонились с той стороной, пара собеседований. Интервью было простое, только поговорить, делать тестовое не нужно.

У новозеландцев принято решать все вопросы по телефону. Через несколько дней — звонок: слышно плохо, акцент непонятный, разбираю только процентов 20% из того, что говорят, да ещё разница во времени. «Мы вам вышлем оффер, в течение суток нужно переслать обратно подписанный или будем считать, что вы его отклонили».

А я в этот момент сажусь в ночной самолёт до Берлина, лететь в отпуск. Звоню другу в Германии, прошу распечатать оффер, потом в берлинском Старбаксе на ужасно медленном вайфае полчаса загружаю и отправляю ПДФку.

Оффер был довольно базовый: никаких «плюшек», только сопроводительное письмо, что оффер сделан — даёт основание подать документы на визу. Ещё присылают две страницы с ответами на частые вопросы и дают корпоративную квартиру на две недели. Ни расходы на визу, ни перелёт не оплачивали, помощи с оформлением не предлагали — но я настолько загорелся идеей и был так сильно замотивирован, что за пару дней разобрался со всеми проблемами.


Переезжал вдвоём с девушкой. В Новой Зеландии такая схема: официальных документов о заключении брака не требуется. Можно переехать просто с civil partner — «гражданским партнёром», только отношения надо доказать: показать соцсети, совместные фотки, квитанции, что вы живёте в одной квартире. Ещё надо попросить друга написать письмо, что ваши отношения — не фейк и он это подтверждает. Даже если вы в браке десять лет или у вас пять детей — официальные документы им не важны. В остальном все анкеты просто умножаются на два.

Новозеландцы специфичные милые люди. Например, для консульского сбора нужно было указать в анкете номер карты и CVV-код. У них не получилось списать деньги, и работник посольства мне перезванивал, чтобы я продиктовал ему все эти цифры ещё раз. Очень по-новозеландски.

Помимо документов, возникла сложность с медосмотром. У Австралии и Новой Зеландии есть такое требование: чтобы приехать в страну на год и больше, нужно пройти обширное медобследование в единственной на Петербург клинике, которой они доверяют. В 2015 году казалось, что это обследование стоит довольно много — около 20 тысяч рублей. И билеты тоже дорогие: прямых рейсов нет, лететь или через Дубай, или через Азию.

В итоге, спустя пару месяцев после возникновения идеи, я оказался в Окленде. Наш маршрут был такой: Питер—Москва—Сеул—Токио—Окленд.

Но за полгода жизни в Новой Зеландии я решил, что видел достаточно и можно лететь обратно.

Из-за чего вернулся домой, в Петербург


Довольно известный факт, что во время первой миграции люди сталкиваются с проблемами, к которым они думают, что готовы, а на самом деле — нет.

У меня было море энтузиазма, но выяснились несколько вещей, к которым я оказался не готов.

  1. Аутсорс и консалтинг — не моё. К тому моменту я уже 6–7 лет работал только в продуктовых компаниях. И именно после переезда понял, что хочу работать только с продуктами.
  2. Технологии очень специфические. Я сильно верил в технологии типа OpenSource и Java: всё-таки, большая часть российского рынка — это Java, я писал на ней. А там — Microsoft, коробочные продукты, С#. Если говорить об автоматизации, то все решения они покупают, на Github фреймворки не берут. Подход к разработке очень специфический. И это неудивительно, если учитывать, как далеко страна находится. Технологическая часть работы меня очень напрягла, я задумался, куда тут ещё можно податься. Проверил рынок: оказалось, что даже самые крутые и большие местные стартапы работают с Microsoft-технологиями, так что ты либо приспосабливайся, либо уезжай.
  3. Я ощутил, насколько Новая Зеландия оторвана от всего остального мира. Мой исходный план был приехать, возможно, получить какие-то документы, а потом думать, что делать дальше. Но местные зарплаты — среднеевропейские. То есть на Калифорнию внешне всё похоже, а вот зарплаты совсем не калифорнийские, очень даже скромные. Всё это плохо сочетается с тем, чтобы видеть своих родственников. Плюс, билета покупаешь два: на эту среднюю зарплату летать вдвоём сложнее. А коллеги с детьми... Получается очень много денег. Сами новозеландцы летают в основном в Азию, Австралию, на близлежащие острова. До Европы они добираются раз в несколько лет.

Когда высаживаешься в Новой Зеландии, сначала у тебя шок: выходишь, видишь океан и зелёные холмы. Ещё тысячи три километров — и где-то там Австралия, а дальше — остальной мир. Ты хотел отморозиться — отморозился по полной.

Когда люди переезжали на остров, мы так в шутку и говорили: we’re all crazy here. Потому что это отчаянный шаг, и нормальный человек из Бразилии, Польши, Германии туда не поедет.


Да, в Новой Зеландии очень комфортно.

Ноль стресса, жизнь неспешная, каждый день ощущается, как будто ты на курорте в отпуске, рабочий день не чувствуется. Всё очень красивое и ухоженное.

Но в свои 29–30 лет на тот момент я подумал: это не то место, где хотел бы провести остаток жизни.

А похоже, именно так и получится, потому что летать с теми зарплатами реально сложно. Я вспомнил, что хотел переехать в Америку, а застрял на этом острове и даже скиллы не особо качаю.

  1. Раньше я выкладывал примеры с курсов на репозитории Github, теперь, если рабочие проекты можно было вытащить и обобщить — всё туда, а ссылку — в резюме.
  2. Откликался на вакансии в Штатах, и пытался совершенствовать резюме. Делал его более сжатым и кратким: нужно, чтобы всё помещалось на одну страницу.
  3. Находил сервисы, которые анализируют текст и дают рекомендации, как перефразировать его и улучшить (Примечание: например, JobScan или партнер Glassdoor TopCV).

У меня было несколько собеседований, но они ничем не закончились. В компаниях думали, что пишу им из Окленда, штат Калифорния. Они отказывались перевозить, когда узнавали, что я в 10 тысячах километров. Среди результатов поиска попался и Spotify — а я увлекаюсь музыкой, поэтому проект интересен — но они сразу отказались устраивать релокейт в Нью-Йорк.

Посмотрел на глобус — из Окленда лететь до Калифорнии дольше, чем из Питера.

Новая Зеландия, конечно, классная. Но если смотреть правде в глаза, для этого периода жизни хотелось чего-то другого, более активного. Поэтому мы возвращались в Европу, а там будет видно.

Питер → Стокгольм


Когда мы приехали в Петербург, было ощущение, что оказались в центре мира. Впечатление контрастное. Люди стильно одеваются — в Новой Зеландии все на релаксе, ходят в шортах-шлёпках. Метро — в Окленде тоже есть метро, но оно даже меньше хельсинкского и дизельное, ходит больше поверху, а из поезда, как из паровоза, валит дым.

Тут молодёжь в кафе с макбуками сидит, обсуждает проекты, а я — океан, сёрф, барбекю — совершенно выпал из этой жизни за полгода на острове. У меня болела шея задирать голову, потому что привык к одноэтажным белоснежным домикам в Окленде, которые все на уровне глаз.

Почему эти бетонные здания нависают надо мной? Тут — большой индустриальный город, пустыри, промзоны, лужи, большие районы, жизнь кипит, до центра ехать сорок минут.

Месяца три я привыкал. К следующему отъезду адаптировался окончательно, но всё равно понимал, что это место уже «не моё» и хочется ехать дальше.

Я рассматривал разные варианты несколько месяцев. Если в Штаты не получается — берём Европу: Голландия, Германия, Ирландия, Великобритания, смотрел, какие там есть интересные компании.

В Великобританию мне не хотелось: цена жизни относительно зарплаты высокая, в Голландии нет компании, которая бы как-то зацепила, в Германии были любопытные местные проекты — но хотелось что-то такое, что работало бы на весь мир. Тут я вспомнил про Spotify: у них есть офисы и в Европе, и в Штатах: если что, можно перевестись внутри компании. И вообще это прикольный продукт.

Так что я открыл их сайт, увидел вакансии в Стокгольме и откликнулся. На тот момент у меня не было знакомых ни в Spotify, ни вообще в Швеции. Через день мне написал рекрутер и назначил звонок с менеджером.

Прислали тестовое задание, которое отбило у меня желание что-либо делать напрочь: оно было, на мой взгляд, неоправданно большое. Несколько дней я ходил, думал, стоит ли этим заниматься. Но компания очень понравилась, поэтому в итоге я созрел — тестовое делал четыре дня. После этого меня позвали на онсайт интервью.

Если сравнивать с крупными компаниями, собеседование довольно типичное — что в Google, что в Facebook — начинаешь в 10 утра, заканчиваешь часов в 15, всего порядка 5–6 интервью. Для инженера они в основном технические, и пара этапов для проверки soft skills и умения работать в команде.Через пару дней мне позвонили и сказали, что проанализировали весь фидбэк, что собрали за день, и готовы меня взять — вышло довольно быстро.

Процесс интервьюирования постоянно меняется, в данный момент тестовых заданий не дают, и вообще с тех пор я этого этапа в компании не встречал.


Релокейт прошёл супергладко: Spotify нанимает компанию, которая полностью занимается твоим переездом. Они делают документы — нужно только сходить забрать визу, всё заполняют, отправляют заявки, платят бонус за переезд, компенсируют перевоз вещей в пределах определённой суммы, покупают билеты, снимают квартиру на месяц и помогают найти жильё после.

Я был сильно этим впечатлён на контрасте с моим первым опытом, где всем занимался самостоятельно. Да и расстояние смешное — до Стокгольма из Питера лететь по времени, как на дачу съездить.

Отличия в рабочих процессах и этике очень большие, рассказывать про это можно долго.

Примечание: мы побеседовали с Александром в рамках вебинаров g-mate: интервью можно посмотреть в записи на нашем канале.

Релокейт в Стокгольм


Положительные стороны жизни в Швеции


Не то чтобы я целенаправленно хотел в Швецию, но она была симпатична: местный стиль и дизайн, природа, я люблю много шведской музыки. Понравился новозеландский размеренный ритм — хотелось жить в не очень плотно населённом городе.


Мне очень хотелось работать в международной компании, которая будет работать по всему миру, ну или хотя бы в Штатах. В тот момент в Германии я ничего такого не нашёл, в Берлине всё очень локальное и заточено под европейский рынок, да и миграция между офисами не принята. Когда приехал в Швецию, оказалось, что работы тут больше, чем в Германии и Голландии, даже больше, чем мне казалось.

В Германии есть проблема с языком: по опыту моих знакомых, без немецкого там очень тяжко. В Швеции все говорят на английском, и местные относятся к этому очень спокойно. Они его учат с детства, в кино идут фильмы без дубляжа — поэтому переходят на английский в один момент.

Ты можешь всю жизнь здесь прожить, не зная шведского. Он пригодится только если ты хочешь ходить на узкоспециализированные шведские тусовки и общаться там. И то не факт, что знание языка поможет интегрироваться в общество, потому что оно очень специфичное.

Третье отличие от других европейских стран — простота получения гражданства. Шведы разрешают иметь множественное гражданство, его дают после 5 лет проживания и для это не обязательно знать язык. В Германии нужно ждать 7 лет, в Голландии — 5, но там придётся отказаться от родного гражданства.

В Швеции обсуждают изменения в законодательстве, но на момент моего отъезда это были самые лёгкие условия получения паспорта ЕС. Это не было самоцелью, но ко всему остальному такой бонус — получить паспорт через пять лет, ничего особо не делая, просто живи и работай — неплохо.

Положительные стороны Споти


Компания много что тебе даёт: например, оплачивает конференции, тренинги, командировки. Я таки доехал до Штатов, попутешествовал, побывал на конференциях, поработал оттуда. И самое классное, что тебе не нужно быть уникальным сотрудником в компании: как обычный специалист у тебя есть доступ ко всем этим возможностям.

Можно поработать с разными проектами. Внутри компании всё довольно открыто, легко посмотреть, что происходит у других команд. Можно на две недели, на месяц или три месяца присоединиться к ним, договориться о временной работе — называется embed.

Многие знают Spotify как мобильное приложение, но это огромная экосистема: десктопная версия, веб, кастомизация для авто, версии для Big Screen и Game консолей и много чего ещё. Есть возможность поработать в совершенно разных направлениях.

В течении недели бывает Hack Day, и раз в год — Hack Week. Тогда можно делать свои продукты: сумасшедшие, какие в голову взбредут, а потом из них вырастают новые фичи.

Не приветствуются стресс и переработки. 17.00 — и всё, встал-ушёл. Если нужно забрать ребёнка из сада — никаких вопросов не будет, уходишь в 15.00, если что, можешь поработать из дома. Личное время, семья и work/life balance — святое.

9 октября — World mental health day, у нас нет встреч и звонков, их все отменили. В этот день ты можешь делать всё, что угодно: хочешь — работай, хочешь — не работай, посиди на балконе, встреться с друзьями, погуляй в парке.

Из-за ковида мы работаем дома с марта и будем работать ещё около года, точнее пока неизвестно. Но менеджеры постоянно повторяют, что наше внутреннее состояние важнее: если хотите сделать что-то для себя, чтобы чувствовать себя лучше — делайте, работа подождёт.

В принципе, идея существовала постоянно. В этом часть шведской культуры: они не любят спешить, не любят стресс и давление. Шведы живут ради жизни, а не ради работы.

Чем дольше находишься в Стокгольме, тем больше подмечаешь скрытых смыслов и традиций. Но в культуре Spotify есть много именно своего «спотифаевского»: то, как легко можно переехать в другой офис, перейти другую команду, начать заниматься чем-то другим. Всё меняется, происходит внутренняя переоценка: правильно ли выбрали направление, идём ли туда, куда хотели — постоянная реорганизация и пересборка процессов.

Ты можешь научиться чему захочешь: есть внутренние программы обучения. Приходишь как бэкенд, а можешь стать Android-, iOS-, дата-инженером или Data Scientist — кем угодно, никаких ограничений. Только пообщайся с менеджером, скажи, что хочешь работать в другой роли, и дальше о тебе позаботятся: скажут, на какие курсы ходить, когда и с кем поговорить, найдут ментора.

Можно и самому этим заняться, но менеджер помогает всё упростить и ускорить. Это не идеально отлаженный процесс: компания большая, количество времени ограничено. Но если есть цель поменять роль, интересна другая дисциплина или просто хочется чего-то нового, потому что засиделся на одном месте — в течение года реально начать заниматься другими вещами.

И ты на самом деле постоянно чему-то учишься. Приходишь со знанием одного языка программирования, попадаешь в команду, где используется другой, который ты никогда не видел. Говоришь, что не знаешь, а тебе отвечают: ничего страшного! Давай!

Например, сейчас занимаюсь бэкенд- и дата-инжинирингом. Всю жизнь я писал на Java, с JavaScript был небольшой опыт — а в команду попал, где используется JavaScript и Node.js. Изначально шёл на позицию Tools infrastructure для команд. Это Test and Build Infrastructure, микс Java, JavaScript и разных интеграций.

По пути пришлось разбираться с архитектурой внутри Spotify, а потом оказалось, что нужно делать мониторинг, и полным ходом идёт миграция в Google Cloud. А я никогда не работал с Cloud до этого.

Пришлось выучить все продукты, которые входят туда, плюс вся архитектура, плюс понять, как писать на JavaScript, выучить Data Engineering. Сначала я год писал на JavaScript и Node.js, потом надо было писать на Scala, которую я в глаза не видел! Выучил Scala, и нужно писать новые проекты... Короче, это никогда не кончается! :)

Многое учишь с нуля, меняешь проект и там другие вещи учишь с нуля — и это абсолютно нормально. Цель подбора сотрудников — найти креативных людей, которые могут обучаться и вариативно подходить к вопросам, а не специалистов, которые знают определённый стек и заточены решать конкретные проблемы.

Это тоже полезно порой, но в целом идея такая: ты всему научишься, если у тебя есть голова и ты можешь соображать :) Свои решения нужно постоянно пересматривать, спрашивать себя, зачем мы делаем то, что делаем, и можно ли это улучшить — вся компания об этом.

Spotify пытается перенести в Штаты шведскую культуру, поэтому там те же бенефиты, что и в шведском офисе, например, оплачиваемый полугодовой отпуск по уходу за ребёнком для отцов. В декрет уходит не мама, а папа — это звучит необычно для других стран. Шведское государство выделяет родителю в декрете неполную зарплату, а Spotify доплачивает до 100%.

Про музыку: до пандемии было много вечеринок в офисе, в Spotify приезжали музыканты. Мировые знаменитости — пореже, я пропустил Джареда Лето и Тейлор Свифт. Местные шведские группы продолжают играть часто.

Но в первые полгода, как я присоединился, смог зацепить больших артистов.

Меня попросили спуститься в переговорку на этаж ниже, а там Кори Тейлор сидит и гитарист из Stone Sour. У меня был шок! Что происходит?

Я поболтал с ними, они сыграли пару песен. Приезжали Nickelback, мы пили с Чедом Крюгером пиво из одной бутылки. У нас на кухне играл на гитаре Эд Ширан. И когда такое случается, чувствуешь, что ты в центре музыкальной индустрии. Если любишь музыку, это дополнительно мотивирует.

У Spotify два офиса в Стокгольме: в одном студия, где записываются артисты, в другом — студия, где могли записываться сотрудники. Прямо сейчас её переделывают, может, у меня неактуальная информация, но раньше было так.

После собеседования мы оставляем дополнительное время, чтобы кандидаты могли задать свои вопросы. И многие спрашивают: я люблю диджеить, тут можно найти единомышленников? Я играю на гитаре/клавишах, тут будут происходить какие-то музыкальные мероприятия? Есть, конечно, и люди, для которых Spotify — это продукт, они больше заинтересованы в бизнесе.

Но ещё нигде я не встречал такого количества людей, кто обожает музыку. Тут всё так тесно связано: в первой команде я работал с гитаристом одной шведской группы, от которой фанател ещё в школе.

Негативные стороны жизни в Швеции


Честно, внутри Spotify я не могу назвать минусы. Да, есть какие-то моменты, случаи, когда что-то работает не так, как должно. Но это жизнь — всё не может идти идеально, а конкретных негативных сторон я для себя не нашёл.

Периодически задаюсь вопросом, есть ли какая-то причина поменять работу в будущем. Жизнь складывается по-разному, и если случится жить в стране, где нет офиса Spotify, а удалённо работать не разрешат — придётся уходить, но в целом я не вижу смысла.

А вот в самой Швеции минусы есть.

  1. Специфическая культура. Из-за того, что шведы находятся на отшибе Европы, они не привыкли к иностранцам. Несмотря на то, что все отлично владеют английским — как я говорил, переключаются между языками за полсекунды — и это суперкомфортно, шведы сторонятся иностранцев. Сколько бы ты тут ни прожил, тебя будут держать на расстоянии вытянутой руки. Для многих это психологически сложно, люди хотят чувствовать себя принятыми в обществе, хотя бы спустя 5–7 лет. Но они сталкиваются с какой-то непонятной стеной — и это очень тяжело.
  2. Высокие налоги. Люди, которые получают первую зарплату и видят налог, выглядят так, будто умер их любимый котёнок. На базовую зарплату налог довольно разумный, отличается в зависимости от района Стокгольма: меняется от 28% до 33%. Но на все бонусы, акции, которые тебе даёт компания — налог около 60%. Тебе на первый месяц сняли квартиру — платишь налог. Компания покупает обед, делает подарок на Рождество — платишь налог. Налоги высокие потому, что государство пытается распределить денежные потоки среди населения. Чтобы у тех, кто зарабатывает меньше, было столько же бенефитов, сколько у тебя. На уровне бизнеса это не работает, бизнес умеет обходить такие схемы. Но если специалист переезжает из стран СНГ, где относительно низкий налог, то когда приходит декларация — возникает очень сильный негатив.
  3. Погода. По сравнению с Питером тут классное лето, солнечное и стабильное, дождливых дней мало. С октября начинается один день — дождь, один — солнце. Тяжёлое время — ноябрь, он самый тёмный. Здесь люди экономят на освещении, и иллюминации почти нет, даже в Старом городе с историческими кварталами. Их подсвечивают очень мало, солнце заходит рано, гулять негде. Таймзона Швеции настроена так, чтобы быть поближе к Европе, и темнеет по московскому времени в 15 часов. После работы — только домой, и страдают даже те люди, кто прожил тут десять лет. Дальше повеселее — Рождество, булочки с корицей, встречи с семьёй, но зимний период довольно депрессивный. Поэтому многие проводят месяц вне Швеции, берут отпуск в январе — он тут считается с вычетом выходных, российские 10 дней превращаются в 14 вместе с уикендами.

Рекомендации Александра


Курсы


  1. Специализация Functional Programming in Scala
  2. Курсы Tim Roughgarden

Ресурсы


  1. Get started with Google Cloud
  2. LeetCode

Книги


  1. Effective Java 3rd Edition by Joshua Bloch
  2. Java Concurrency in Practice by Brian Goetz, Tim Peierls, Joshua Bloch, Joseph Bowbeer, David Holmes, Doug Lea
  3. Functional Programming in Scala 1st Edition by Paul Chiusano, Rúnar Bjarnason
  4. Designing Data-Intensive Applications: The Big Ideas Behind Reliable, Scalable, and Maintainable Systems by Martin Kleppmann
  5. Cracking the Coding Interview: 189 Programming Questions and Solutions 6th Edition by Gayle Laakmann McDowell

Как получить оффер в зарубежной компании и переехать? Можно искать работу самостоятельно, а можно подписаться на вакансии с релокейтом в нашем боте @g_jobbot. Он просто и быстро настраивается, а подходящие вам варианты будут приходить в Телеграм.

0
В избр. Сохранено
Авторизуйтесь
Вход с паролем